Яой секс бдсм

Яой секс бдсм

Содержание:

Подчиненный ЯОЙ БДСМ + 1079

– Встань.

Я поднимаюсь с колен и малость испуганно слежу на высочайшего, кратко стриженого блондина, вольготно расположившегося на из кожи диванчике, наоборот коего стоял я. В комнате было прохладно, однако меня кидало в жар, стоило на НЕГО посмотреть. Ну, к тому же от стыда. все ж я не привык стоять нагим под чьим-то взором.

– Ты сейчас запоздал, – флегмантично произнес он, собственнически оглядывая меня.

– Меня оставили переделывать отчёт, – проговорил я неубедительно. Хотя это была истина.

– Хм. Непохоже, что ты говоришь истину, – усмехнулся он, и я вздрогнул. Когда он так улыбается, ничего более неплохого ожидать не приходится. Хотя, если б я желал неплохого, то к нему бы не пришёл.

– лично мне придётся тебя наказать, Ник.

– однако я произнес истину, – я отшатнулся, когда он порывисто встал.

Он подхватил меня за руку и кинул на пол.

– Я для тебя не верю. Ты будешь наказан. На четвереньки! – отдал приказ он, сузив очи.

Я вновь вздрогнул и, покраснев, осуществил приказ. Я ощутил на шейке его ногу. Он нажал, вынуждая припасть к полу личиком. Я не знаю, когда он успел взять плётка, лишь когда он начал, меня это уже не заинтересовывало. Многохвостка прогуливалась по поверхности тела, оставляя опосля себя жгучие следы. Я не орал, как впервой, ну и тело уже не столь принимало боль. совместно с болью наступило возбуждение. До определённого момента это можно было вытерпеть, однако скоро я стал постанывать под ударами плетки. расправу здесь же приостановили. мужик, толкнув ногой, перевернул меня на спину.

– Я слежу, наказание не пошло впрок, – произнес он, с любопытством рассматривая меня. – Хочешь, чтобы я для тебя воткнул?

Я отдышался и осознанно солгал.

– Нет.

Со ужасом и нетерпением созерцал, как его осветлённые очи полыхнули злобой. Он подхватил меня за волосы и скачком поднял.

– Я научу тебя гласить истину, – произнес он шипящим голосом, сжав лично мне гортань.

Руки и бедра, ну и всё остальное тело, затекло в неловкой позе. Кожу на личике стянуло от высохших слез. Сил на клики и стоны уже не осталось, я мог лишь конвульсивно получать кислород и смотреть, чтобы слюна не попала не в то гортань. Руки и бедра были сопряжены совместно, верёвки от их переплетались с теми самыми, коие затейливо cвязывали моё тело и, поднимаясь к потолку, крепились к крюку. верёвки давили и терли чувствительные точки, добавляя болезненное возбуждение. Во рту был круглый резинный мяч, не дозволяющий закрыть рот либо закричать в глас. приблизительно раз в десять минут моё тело подвергалось ещё 1-му испытанию. Я был подвешен так, что меня начинала раскачивать его новенькая игрушечка. механизированная машина выполняла поступательные движения, вгоняя в меня искусственный пенис. Вот здесь хотелось орать от боли, однако кляп не дозволял лично мне препятствовать моему садисту отдыхать. Машина сдвигалась все резвее и резвее, пока её движения не преобразовывались в одичавшую пульсацию, заставляющую кончать. Вот лишь шнурок на основании пениса чрезвычайно сему мешал. Я взвыл через кляп и, чтобы хоть малость набраться сил, попробовал двинуться с пути бота. однако тогда случилось то, что и ожидалось. ОН вошёл в комнату и, видя мои телодвижения, усмехнулся. Он возвращает меня назад под машинку и глядит, как меня трахает его игрушечка. Когда начинается цикл вибро, он подходит и что-то в ней переключает. Я с страхом осознаю, что она не останавливается и продолжает держать меня на пределе. Я бы заорал, умоляя меня высвободить, однако с кляпом я мог лишь мычать. Я опять зарыдал, сотрясаемый дрожью от не приобретенной разрядки и боли.

Я свалился к его ногам, когда он все ж соизволил меня высвободить. Он отснял меня с крюка, однако оставил вибратор от игрушечки во лично мне. Лакированный ботиночек наступил на мой пенис и очень нажал. Я попробовал отползти на спине, за что сходу получил удар по рёбрам. Не очень, однако довольно, чтобы меня скрутило в позе зародыша.

– Не будешь слушаться, пойдешь завтра на работу с данным, – произнес он, присаживаясь на корточки и дотрагиваясь до узкой верёвки в моём паху.

Я замотал головой, однако он решил, что я вынужден огласить вслух, и убрал кляп.

– Прошу, пожалуйста, – всхлипнул я в его ручках.

– Что? – осветлённые очи мужчины предостерегающе прищурились.

– Дай лично мне кончить. Умоляю.

– Кончишь не ранее меня, Ник.

Он развязал моё затекшее тело и повелел встать на колени. Дрожащие бедра разъезжались и не желали меня держать. Он утомился ожидать, когда же я оптимально встану, и стукнул ногой в спину. Я свалился, чуть не разбив личико о пол. каблучок его ботиночка надавил на вибратор, вводя его поглубже. Я заскулил.

– Нравится? – со смешком спросил он. – Никита, раздвинь бедра, – произнес он, убрав ногу.

однако я был не могут его услышать. ему же это не понравилось.

– Раздвинь бедра, Ник, – прикрикнул он, пнув мою ногу.

Я всхлипнул и покорился. Носок ботиночка загнал в меня вибратор стопроцентно.

– достаточно! – заорал я в глас.

– неуж-то? – хмыкнул он. – А по-моему, для тебя не достаточно.

Он встал на колени меж моих обширно раскинутых ног и скачком поставил на четвереньки.

– Избавься от игрушечки, – отдал приказ он, поддерживая меня под животик. – Ну.

Было несусветно больно, когда она, в конце концов, получилась из моего туловища, я не сумел сдержать вздох облегчения. Это вызвало у него хохот.

– А-а-а-а! – простонал я, когда он 1 им скачком вошёл в меня. – не нужно так очень, – попросил я.

Он тормознул, однако лишь для того, чтобы поднять меня, при всем этом он поднял мои бедра. Я оказался насажен по самую рукоять.

– Не смей лично мне указывать!

В этаком расположении он мог заходить в меня в особенности глубоко, чем и воспользовался, входя в меня.

– Я – твой владелец и лишь я решаю, как тебя иметь. сообразил? – он вдавился в меня и замер. – Я спрашиваю: ты сообразил? – спросил он, порывисто подняв и опустив меня.

– ДА-А… – протянул я через слёзы.

Он возвратил меня в коленно-локтевую позу и трахал, заставив прогнуться в поясе. Так он задевал простату, что снова начало меня возбуждать. Он притягивал меня и отталкивал, заставляя двигаться совместно с ним. Под финал он сдернул шнурок, и мы кончили совместно.

Мы усталые лежали на полу. точнее, на полу лежал я, а он – на лично мне.

– Ну, было отлично? – спросил он, целуя меня в плечо.

– Ты – сумасшедший садист, – ответил я, выбираясь из-под него.

Он рассмеялся.

– однако лишь я знаю, чего ты хочешь.

Я побагровел, однако промолчал.

– Ник.

– отчего моё имя у тебя звучит, как собачья кличка? – спросил я, утомилось стараясь подняться на бедра.

– так как ты – мой пес. Блядский пес, коий обожает, чтобы владелец его воспитывал.

– Ну, знаешь, – разозлился я, – похоже, лично мне нужно отыскать иного владельца.

– Ник, стой, – его глас стал прохладным. – либо ты пожалеешь.

– Да пошёл ты, – я поковылял в прихожую, чтобы одеться и уйти.

– Ник, это крайнее предупреждение.

Я проигнорировал его. Я ушёл.

На работе он даже не поглядел на меня, когда пришёл. В различие от меня, он функционировал в отдельном офисе. Начальник, как-отнюдь. однако мы всё равно достаточно нередко виделись. однако не сейчас. Он как будто выбросил меня из собственной жизни. представлялось, что я закончил для него существовать.

да и пускай. Я тоже так могу – решил я. однако очи сами находили его в кабинете, столовой, курилке… Я бесился, однако ничего более не мог поделать с его равнодушием. Он говорил с иными коллегами как всегда, и лишь лично мне поручения передавались чрез третьих лиц. В столовой он посиживал в собственной обыкновенной корпорации и вдруг рассмеялся. Я вздрогнул и сообразил, что это меня возбуждает. Пришлось кинуть недоеденный обед и идти в туалет. возвратившись за собственный десктоп, я стал мыслить, что не сходу сообразил масштаб трагедии. В кабинке я получил разрядку, без какого-или наслаждения. О том, что так будет всё время, и с живым человеком, я мчал от себя все будни. И как назло, все 5 рабочих суток он маячил у меня пред очами. В субботу я пошёл в бар, в каком к примеру как я, имели возможность отыскать для себя партнёра по вкусу.

Облом.

Хоть юноша и обожал жёсткий половой акт, он был против порки и связывания. Я выпроводил его, сходу опосля разрядки.

Весь последующий месяц я ушёл с головой в работу, чтобы отвлечься. Не посодействовало. К финалу четвёртой недельки я сорвался и налакался в хлам.

Очнулся в травматологии.

– О, очухался юноша, – обрадовался медбрат и здесь же получился.

чрез минутку в палату пошли доктор и, отчего-то, гаишник.

– Ну-с, Никита Николаевич, помните, как сюда попали?

Я похлопал очами, стараясь вспомянуть.

– Нет, – ответил я. – А что случилось?

– Вас сбили, – ответил гаишник. – На пешеходном переходе. юный юноша проехал на красноватый, а здесь – вы.

– Что у меня за травмы? – с страхом спросил я, стараясь это почувствовать сам.

– Да ничего такого особенного, – улыбнулся доктор. – Перелом руки и множественные синяки. Вы просто везунчик. При этаком ударе многие сходу погибают. Вас ведь не просто сбили, вас перекинуло чрез машину и ещё метров тридцать промотало по дороге.

– Мда, – опешил я. – зримо, и взаправду опьяненным и дурачинам везет. Выходит, лично мне подфартило вдвойне. Что от меня требуется, товарищ лейтенант? – спросил я гаишника.

доктор усмехнулся и получился.

– здесь таковое дело, – смущенно ответил он. – Ты, может, откажешься от претензий к парню? Он совершенно зелёный. восемнадцати лет всего. Он сам перепугался до усрачки.

Я пригляделся к гаишнику и спросил:

– отпрыск, что ли?

– Племянник супруги, – вздохнул он. – У отца тачку взял, чтобы девок покатать. Покатал, мама его.

Я призадумался. В принципе, я не помню ничего более. И особенной обиды к пареньку не ощущаю. Даже напротив. Ведь сейчас у меня есть легитимная причина не являться на работу. С иной стороны, – его поступок обязан быть наказан.

– хорошо, – говорю я лейтенанту. – Отвезите меня домой, и мы в расчёте. лишь мальчугана вы уж пропесочьте хорошо.

– А то, – обрадовано произнес он и подал лично мне какой же-то бланк, чтобы я его подмахнул. – Вы не против, вас его отец отвезет? Я все ещё на службе.

– Да лично мне всё равно, – произнес я, поднимаясь и ища собственную одёжку.

Отец парнишки – высокий брюнет, был до безумия рад, что у отпрыска все обошлось, и потому, чуть не на ручках вынес меня из поликлиники. По последней мере, повсевременно поддерживал под здоровую руку. мужик подбежал к дешевый импортной машине, однако я приостановил его.

– Спасибо, однако меня не надо отвозить. двигайте домой, за мной уже приехали.

Он округлил очи, пожал плечами и уехал.

Я малость постоял, а позже пошёл к знакомому до боли голубому лексусу. Стекло с драйверской стороны опустилось. Он выкинул окурок.

– Садись, – просто произнес он, закрывая его назад.

Я уселся на фронтальное пассажирское, и он тронулся, выезжая с парковки. некое время мы молчали.

– Это был твой юноша? – спросил он, в конце концов.

– Нет. Просто знакомый.

– Хм, – скептически хмыкнул он.

– А что ты хочешь? Раз владелец бросил собственного пса.

– Что ты произнес? – порывисто спросил он.

– Ты слышал, – ответил я, отвернувшись к стеклу.

– Ник, оборотись ко лично мне и скажи, кто ты?

Я оборотился и очень побагровел.

– Я – твой пес. Просто блядский пес, коий обожает, чтобы владелец его воспитывал.

Он рыкнул и порывисто развернул машину, хотя мы практически доехали до моего дома.

– Может. – начал было я.

– Заткнись, Ник. Просто заткнись и сиди тихо. по другому я за себя не ручаюсь.

Я молчал и просто следил на его напряженное личико. Пожалуй, я в первый раз лицезрел его взволнованным.

До его частного дома мы доехали в рекордные сроки. Я изредка бывал тут. ежели лишь у нас были длинноватые выходные. традиционно я приходил в его квартирку.

– Иди в дом, – произнес он, бросая лично мне ключи и выталкивая вон из машины.

Пока я раскрывал дверь и пробовал отыскать включатель, он поставил авто в гараж и вошёл в дом. стремительно включив свет, он повелел раздеваться.

Я остался с 1 им гипсом на руке.

– Кто тебя так разукрасил? – зло спросил он, осматривая моё покрытое синяками тело.

– Машина, я полагаю. Сломана лишь рука, остальное просто синяки. Меня же сбили.

– Что.

– А ты что, не знал? – опешил я. – Тогда отчего ты оказался у поликлиники?

– У меня там брат работает, – хмыкнул он. – Я был должен его подвезти до дома. Ты лично мне все карты перепутал.

Я ощутил себя тупо и собрался уйти.

– Ну уж нет, – рыкнул он, порывисто прижав меня к стенке, около коей я стоял. – Больше ты от меня не уйдешь. Раз у тебя суровых травм нет, я думаю, ничего более не помешает лично мне тебя наказать.

– Я …

– Молчи. сейчас я не желаю слышать от тебя ересь.

Он оторвал меня от стенки и повел в нарочно оборудованный подвал.

Я был закреплён на подобии спортивного жеребца так, чтобы сломанная рука не причиняла неудобств. Во рту обычно был кляп, а в анусе – еще одна игрушечка владельца. Сам он посиживал наоборот, в кресле, и временами подымался, чтобы прикоснутся к моей поверхности тела. Он всё время касался в пространствах, где были наибольшие синяки, и это вырывало у меня стоны. либо чтобы поменять 1-ин вибратор на иной, более большой. позже он притащил собственную механическую машинку и, приспособив её ко лично мне на вибро-цикле, получился, оставив меня изнывать от желания. возвратился он лишь чрез 2 часа, когда я готов был на что угодно, лишь бы приостановить данную пытку. Он вынул кляп и запихнул лично мне в рот собственный пенис. взглянув, как я его ублажаю, он со смешком произнес.

– С нынешнего денька ты в пожизненной оплачиваемой командировке. Так что ты больше не сможешь смотаться под предлогом работы. Твоя работа – быть моим псом. Я надеюсь, ты больше не будешь это оговаривать, – он вогнал собственный огромный пенис глубоко лично мне в гортань, не обращая интереса на жалостные стоны. – крайний месяц ты был чрезвычайно нехорошим питомцем, – он вынул чрез некое время, кончив в меня. – Ты ведь хочешь, чтобы я тебя наказал?

Он за волосы задрал лично мне голову, вынуждая глядеть на него.

– Да, – ответил я, чувствуя, что лично мне вправду охото данного. – Накажи меня, владелец, – произнес я с ухмылкой.

Сексшоп: порнофильмы и интимные товары.

Закрыть меню
×

Корзина